14:58 

За закрытыми дверями.

Roctis Kravei
Лучше стыдно, чем никогда. *Ответственный за NС-часть*
Название: Лукедония. За закрытыми дверями.
Фандом: Noblesse
Предупреждения: Элементы БДСМ, АУ.
Рейтинг: НЦ-17, минимум.
Персонажи: Все со всеми, много разных поз и пар)
Автор: Roctis Kravei
Бета: Эльвер
Музы: Эльвер, Нат Фламмер.
От автора: А началось все в апреле месяце. Сподвиг меня на все это обычный разговор в клубе за столиком после купания в море голышом. И без музов у меня бы не получилось сделать это))
Части: 1. 2. 3.

1.

- Здравствуйте, я прочитал объявление, вам нужен бармен? – голос на том конце провода был уверенным, едва слышно напряженным, как будто звонивший немного волновался, набирая номер под коротким объявлением о том, что в частный клуб требуется бармен с опытом работы, с обещанием достойной заработной платы. В принципе ничего примечательного в объявлении не было, чтобы вызвать такое волнение. Хотя, возможно, его смутил тот факт, что звонки принимаются в любое время дня и ночи…
Геджутель неторопливо перелистнул страницу ежедневника, заполняя графу за графой, почти не глядя на время, в которое позвонил неизвестный пока претендент.
- Добрый вечер. Наш клуб весьма специфичен, и я хотел бы быть уверен, что вы достаточно опытны, чтобы занять данную должность. Где вы работали раньше? – обычно после этого вопроса претенденты терялись и начинали нести полную околесицу, называя бары и клубы, контингент которых был столь же сомнителен, как и персонал. Но, кажется, это был не тот случай.
- В «Серебристой луне» полгода и в «13E» год.
Геджутель заинтересованно приподнял бровь. Насколько он знал владельцев этих клубов, бездарных грубых идиотов они у себя не держали, а проработавших так долго – отпускали крайне неохотно.
- Хм… У вас есть какие-либо рекомендации с предыдущих мест работы? – ну сейчас на том конце точно замнутся, все окажется дешевой ложью, а идея о бармене так и останется идеей, потому что уже месяц Ландегре не мог найти действительно подходящего на эту должность человека.
- Да, конечно, – тут же отозвался собеседник.
- Что же... В таком случае, полагаю, нам стоит встретиться и обговорить детали, мистер…? – Геджутель, наконец, глянул на часы и понял причину той нервозности, которая была слышна в голосе звонившего с самого начала. Три часа ночи.
- Юроки Агвейн.
- Замечательно, мистер Агвейн. Собеседование сегодня в три часа дня. Отель «Меридиан». Ресторан «Seven skies». Скажете, что вас ожидают в VIP-зале.
Первое собеседование за месяц поисков. Возможно, это будет только трата времени, и идею с баром стоит законсервировать до лучших времен. А может быть, из этого что-то выйдет. Все же своему чутью на людей Геджутель Ландегре доверял.
Когда он положил трубку, в груди расцветало знакомое чувство торжества. Было у него такое ощущение, что в этот раз Лорд проиграет их маленький спор…

Ресторан «Семь небес» находился на другом конце города, и чтобы добраться туда в час пик, требовалось не меньше двух часов. Впрочем, у Геджутеля были деньги и личный водитель, так что он со свойственной ему пунктуальностью прибыл на место встречи за десять минут до назначенного времени.
Стоимость VIP-зала оправдывала себя – изумительный вид на город, своевременное обслуживание, ненавязчивое, но в достаточной степени быстрое, чтобы не заскучать, приятный интерьер, тихая фоновая музыка. Заказав бутылку белого полусладкого чилийского вина и закуску к нему, Геджутель предупредил, что мистера Юроки Агвейна следует проводить к нему сразу, как только он придет в ресторан.
Дверь в уединенный кабинет открыли буквально за минуту до трёх часов. Неплохо, отметил для себя Геджутель, ценивший в людях пунктуальность. На пороге возник официант и провел за собой высокого стройного… определить с ходу возраст Агвейна было сложно. Не парень, скорее, молодой мужчина. Яркие красные волосы закрывали половину лица, мешая разглядеть его.
Ландегре указал приглашающим жестом в кресло напротив себя, и посетитель прошел вперёд целеустремленной походкой человека, знающего, чего он хочет. Уверенный, спокойный, собранный, он совершенно неприлично разглядывал дорогой офисный костюм Геджутеля, его узкие очки, седые виски.
- Я с вами договаривался, да? – беспардонно начал он, сев напротив. «У парня хорошая фигура», - отметил для себя Ландегре, продолжая изучать кандидатуру бармена. То, что он видел, ему нравилось и полностью удовлетворяло его требованиям, если, конечно, кандидат не приврал на счет рекомендаций. Хотя это было несущественно. При желании из плохого бармена можно сделать хорошего саба... впрочем, об этом ему придется судить чуть позже.
- Со мной, – Ландегре кивнул, разливая и неспешно пробуя изумительное вино. – Значит, вы год проработали в «13Е». И почему же ушли оттуда? Насколько я знаю, условия для работы там весьма неплохие.
- Потерял интерес, – спокойно отозвался Юроки, осторожно пригубив напиток. Агвейн был напряжен, явно не ожидал, что собеседование будет проходить в таком месте и в такой расслабленной атмосфере.
- А к работе у нас тоже интерес потеряете? – Геджутель усмехнулся легко, чуть наклонив голову.
- Я всё еще не знаю, что это будет за работа. Если только разливать напитки – при достойной оплате долго не наскучит, – обворожительно улыбнулся в ответ Юроки и закусил вино виноградинкой.
- Вы слышали что-нибудь о закрытом клубе «Лукедония»? – поинтересовался Ландегре. Он видел, как меняется лицо собеседника, как он чуть хмурится, прежде чем неуверенно ответить.
- Элитный клуб… э-э… предоставляющий комнаты, – осторожно отозвался Юроки. Слухи про «Лукедонию» ходили самые разные, вплоть до того, что там культ сатанистов проводит кровавые ритуалы.
- Хм… это, конечно, тоже. Я бы хотел быть уверенным, что вы не станете распространяться о полученной информации, если итог нашей встречи будет неудовлетворительным.
Новый глоток изумительного вина, и Ландегре посмотрел Юроки в глаза, отчего тот на секунду ощутил странное волнение и трепет. Сильный, властный, прямой взгляд заставил согласно кивнуть, хотя немалую роль сыграло и наличие двух охранников у двери в этот тихий спокойный кабинет с окнами во всю стену.
– «Лукедония» - БДСМ-клуб. И нам нужен бармен, которого это не смутит.


2.

Юроки ещё не до конца был уверен, что произошедшее вчера не было сном. Надо же. Его приняли в «Лукедонию» барменом. В «Лукедонию»… в клуб по интересам, если можно так сказать. Адрес Геджутель дал, но сказал, что доставлять его с работы и на работу будут сотрудники охраны. Очень предусмотрительно, и понятно сразу, почему вокруг клуба столько слухов. Хотя все они далеки от реальности… Впрочем, деньги светили весьма и весьма приличные, и отказываться от места в клубе всего лишь из-за того, что там проводят время садомазохисты, было просто неразумно.
Предстояло ещё одно собеседование уже непосредственно на месте работы, куда его доставил молчаливый водитель. Юроки неуверенно мялся перед входом в шикарный загородный особняк, подозревая, что его за этой дверью его ждет много интересного. На небольшой табличке на двери было только емкое и короткое «Лукедония». Выдохнув и заставив себя успокоиться, он расправил складочку на однотонной серой футболке, убрал с лица мешающие волосы и, наконец, постучал. Тяжелые двери клуба распахнулись перед ним. Мягкий приглушенный свет на входе легко пробивался через тонкие полупрозрачные занавески, которые отделяли одну часть помещения от другой. Своеобразная прихожая, и вправду. Доносилась негромкая классическая музыка - что-то приятное, мелодичное, и без слов. Слышались приглушенные разговоры, видимо, за плавно колышущимися драпировками находился большой зал, в котором было неопределённое пока количество людей. Создавалось впечатление, что он попал в обыкновенный загородный дом, разве что у его хозяина весьма своеобразные вкусы В декоре не было ничего, что бы указывало на специфику клуба.
- Добрый вечер, могу я поинтересоваться, как вас зовут и с какой целью вы пришли к нам? - из легкой задумчивости его вывел глубокий спокойный голос, раздавшийся чуть в стороне. Агвейн моргнул и только тут понял, что в собственной заинтересованности подошел почти вплотную к занавескам, сквозь которые просвечивались огни большого зала, совершенно проигнорировав при этом человека, стоявшего на входе.
Юроки оглянулся и ему пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в глаза того, кто его окликнул. Высокий, широкоплечий - казалось, рубашка, что была на нём, вот-вот треснет по швам от распиравшей тело мощи. Впрочем, никакой угрозы с его стороны не ощущалось, хотя взгляд у него был холодный, изучающий. Так обычно смотрят на неприметного маленького жучка перед тем, как его раздавить. Агвейн презрительно вскинул бровь, и со всей свойственной ему наглостью, желая показать, что всё путем, и нет-нет, выгонять его не надо, всё так и должно быть, ответил:
- Я к Геджутелю Ландегре. По поводу работы. Юроки Агвейн.
- Иди за мной, – тут же отозвался громила, словно только и ждал этих слов. Юроки несколько опешил от такой реакции, но пошел следом до двери из темного дерева с золотистой табличкой, на которой витиеватым шрифтом значилось «Управляющий».. Управляющий Ландегре… Как в ресторанах? Интересно, какие у них фирменные блюда?
Комната была просторной и темной. Тяжелые бордовые шторы едва колыхались от ветра, который чуть разгонял духоту в помещении. Длинный ворс ковра скрадывал звуки шагов. На темных стенах плясали отсветы свечей, удерживаемых массивными серебристыми подсвечниками. На черном рабочем столе стояла лампа. Ее свет падал на страницы книги, которую держа в руках Геджутель. Больше никакого освещения в кабинете не было.
Пиджак лежал на уютно выглядящим диванчике возле низенького столика напротив входа. Геджутель глянул на вошедших, кивнул. Медленно потянувшись, он поднялся, снимая узкие очки, и откладывая их на стол. Он подошел вплотную и положил руку на плечо громиле, который сопровождал Юроки в кабинет.
- Кай, знакомься. Это Юроки, наш новый бармен. Поставь своих людей в известность, что он – только бармен, а значит, наши гости не должны получить возможность коснуться его без его желания. Все ясно? – получив кивок в ответ, Геджутель спокойно улыбнулся и отпустил его легким взмахом руки.
- Итак, добро пожаловать в «Лукедонию». С Каем ты уже познакомился, он отвечает за безопасность наших сотрудников. Присаживайся, обговорим некоторые мелочи.
Юроки сел на обманчиво уютный диванчик. Как не пытался он умаститься на нем, но удобного положения так и не нашел. Глядя на едва заметно усмехающегося Геджутеля, Юроки понял, что предназначение диванчика именно в том, чтобы посетителю было неудобно. Но, разумеется, он постарался сесть как можно спокойнее и сосредоточиться на деле.
- Да, меня интересует, что значит – коснуться только по моему желанию? Я устраивался барменом, а не…
- Я об этом уже позаботился. Твое место за барной стойкой и все. Об этом можешь не волноваться. Ещё вопросы? – Геджутель смотрел с легким интересом, изучающе. Возможно, парень уйдёт отсюда после сегодняшнего вечера с внушительной суммой и парой их убедительных просьб о молчании. А может быть, задержится на долгое время, и, кто знает, возможно не только барная стойка станет его рабочим местом.
- Да нет, наверное… - неуверенно отозвался Агвейн, понимая, что пока и спрашивать не о чем, - а где я работать буду?
- О, сейчас тебя проводят… - Геджутель обернулся к столу, набрал на телефоне внутренней связи короткий номер и нажал на кнопку громкой связи. Несколько гудков, и из динамика донесся тихий спокойный голос.
- Господин Ландегре?
- Зарга, спустись ко мне.
- Сейчас.
Короткий емкий разговор. Никаких «пожалуйста-спасибо», это лишнее.
Геджутель повернулся к Юроки, и сказал:
- Придется немного подождать. Здание довольно большое, а комнаты некоторых наших сотрудников расположены на третьем этаже, в другом крыле особняка.
- Ничего страшного, – отозвался Юроки, все же попытавшись сесть удобнее и снова потерпев поражение. Чтобы отвлечься, он снова принялся разглядывать Геджутеля, пытаясь определить его возраст. Несмотря на седину, старым тот не выглядел. Волевое лицо, пронзительный прямой взгляд, тонкая линия губ, мускулистая шея, широкие плечи. Ему наверняка за пятьдесят… хорошо так за пятьдесят, под шестьдесят даже. Чем больше Юроки разглядывал этого мужчину, тем больше удивлялся, что такой респектабельный, представительный и серьёзный человек, каким вне всяких сомнений был Ландегре, мог вести дела «Лукедонии».
Отворившаяся дверь прервала его размышления. В комнату тихо вошел ещё один сотрудник клуба. Вот по кому очень хорошо было видно, что он поклонник садо-мазо – тело затянуто в матовую черную кожу, которая совершенно не скрипела при ходьбе, как бывает, если материал не качественный или искусственный. Два широких кожаных браслета с креплениями на запястьях, широкий кожаный ошейник на шее, вместо ремня на бедрах держалась цепь, не настолько массивная, чтобы можно было ей сковать, но на вид достаточно тяжелая, чтобы оставить заметный след от удара. Взгляд его спокойных темных глаз изучающе скользнул по Агвейну, но кажется, не нашел ничего для себя интересного.
- Господин Ландегре, - он склонил голову, и тяжелые пряди каштановых волос закрыли его лицо.
- Зарга, это наш новый бармен, Юроки Агвейн. Покажи ему клуб. И без неприятностей.
Зарга в ответ только кивнул и открыл перед Юроки дверь.
- Прошу.



3

Клуб оказался куда больше, чем представлялось с самого начала. За алыми занавесками скрывался зал, поражающий воображение своими размерами и декором. Никаких обнаженных официанток, никакой пошлятины - чего про себя опасался Юроки. Судя по всему, это был главный зал – в освещенном прожекторами углу на небольшом возвышении располагалась пока что пустующая сцена, которую было видно с любой точки помещения. С десяток крошечных столиков, расположенных так, что между ними остается достаточное количество места для прохода. При желании, если убрать столы, вышел бы неплохой танцевальный зал, отметил для себя Юроки. Возможно, им когда-то и была эта часть здания. А для тех, кому хотелось большего уединения, были совсем маленькие VIP-столики, Юроки даже не знал, какое еще определение подобрать занавешенные черными и золотистыми портьерами диванчики в неглубоких нишах – некоторые еще пустовали, хотя что-то подсказывало, что это ненадолго.
Людей в зале было пока немного, и, кажется, никто не пропустил их появления. Профессиональным глазом Юроки оценил контингент. Большинство - мужчины в дорогой одежде, бизнесмены, и даже политики, которых он пару раз видел по телевизору, они тут же окинули вошедших взглядом. Были и женщины, хоть и в меньшем количестве, в шикарной одежде, с дорогими украшениями – в таком количестве, что удивительно как это все помещается на тонкие циплячьи шейки. Тихая фоновая музыка не заглушила шепотков, пробежавших между столиками. Похоже, в этом тесном обществе все друг друга знали.
- С кем это Зарга?
- Не знаю, впервые вижу этого рыженького…
- Его новый хозяин, что ли? Или саб?
- Да не смеши…
Зарга не обратил на это внимания, хотя кое с кем поздоровался легким полупоклоном.
Он шел уверенно и совершенно бесшумно, направляясь к широкой полукруглой лестнице в другом конце зала. Только сейчас Юроки понял, какие высокие здесь потолки. Со второго этажа открывался изумительный вид на весь зал, но им никто не наслаждался, все были внизу.
Здесь столиков было еще меньше, музыка играла еще тише, освещение было еще интимнее, мягче. Неосвещенным оставался только пятачок, на котором располагались довольно внушительного вида барная стойка, пока пустые стеклянные полки и холодильники.
- Господин Ландегре искал бармена примерно месяц… Многие из нас уже решили, что это все разберут обратно, хотя вообще стойка довольно забавная, и некоторые наши гости проявляли к ней определенный интерес, – заговорил Зарга, дав Юроки время осмотреться.
- А зачем вам бар? Я так понимаю, вы все же нифига не ресторан и не стриптиз-клуб…
- Без понятия. Скорее всего, это очередная идея Франкенштейна, который надоумил Лорда, а тот в свою очередь принялся спорить с Геджутелем. Или может идея Геджутеля, которого, провоцировал Лорд. В их спорах голову кто угодно сломает, хотя все они в конечном итоге клубу только на пользу.
- А Лорд - это…?
- Владелец клуба. Этой территории, этого особняка. Сейчас увидишь.
Он подошел к широким перилам, что ограждали изгиб этажа по краю и оперся на них. На лице его была легкая предвкушающая улыбка. Юроки встал рядом, бросая заинтересованный взгляд в зал. Явно прибавилось народу, на сцене происходило некое подготовительное действо. Пара крупных мужчин проверяли на прочность кольца, закрепленные в полу, и прикрепленные к ним манжеты, видимо, для щиколоток. Из-под потолка свисали две цепи с похожими креплениями. Кажется, Юроки понял, зачем они нужны.
И вот сцена опустела, приготовления были завершены, и на неё поднялся высокий, статный и бесспорно симпатичный мужчина, на вид немногим старше самого Агвейна. Прямые светлые волосы длиной до середины спины обрамляли совершенно несерьезное лицо. В то же время внимательный взгляд алых глаз, которым он обвел аудиторию, внушал самый настоящий трепет и даже – почтение. Истинный хозяин этого места, понял Юроки, продолжая разглядывать Лорда. Обыкновенная белоснежная рубашка, заправленная в черные зауженные брюки. Черные же лаковые сапоги. Куда уж проще, но Агвейн готов был поставить на кон хоть все содержимое своего бумажника, что стоимость этого одеяния на самом деле превышала его месячную зарплату в «13Е», без чаевых, конечно. Он с большим нетерпением уставился на сцену, ожидая, что же будет дальше.
- Добрый вечер, дамы и господа, я рад приветствовать вас в нашем уютном поместье. Здесь вы найдете наслаждения всех видов и вкусов. Здесь вы воплотите любое свое желание или найдете того, кто исполнит его для вас. Здесь вы сможет раздвинуть грани доступных вам удовольствий и не услышите слова «нет»… - его голос пробирал до самого сердца. Он заставлял желать тех самых запретных удовольствий, которые так откровенно предлагал. Где-то в животе возникло чувство странного томления, настолько чарующими были этот голос, взгляды в зал, движения. – Приветствуйте же наших очаровательных девушек, которые открывают эту ночь!
Когда раздались тихие аплодисменты, Юроки наконец выдохнул, едва поняв что задержал дыхание. Он повернулся к Зарге, который чуть заметно усмехнулся его реакции.
- Ты привыкнешь ко всем этим… спецэффектам. Так начинается каждая пятница.
В это время на сцене снова зашевелились. В сопровождении всё тех же уже мелькавших широкоплечих и затянутых в кожу внушительных громил на сцену вышла хрупкая тонкая девушка… девочка. Белоснежные пряди волос были собраны на затылке, только челка чуть закрывала лицо, и черная повязка прятала ее глаза. Юроки отметил ошейник и браслеты на запястьях и щиколотках. Одетая в тонкие, ничего особо не скрывающие, черные трусики и лифчик, который едва сдерживал ее немаленькую грудь, она казалась такой невинной и в то же время порочной...
Снова затаив дыхание, Агвейн наблюдал как этого ангелочка распинают между цепями и креплениями лицом к залу. Казалось, не будь у нее во рту кляпа, она бы умоляла отпустить ее, но тот факт, что она и рукой не дернула в знак сопротивления, значил многое. Все добровольно, понял Юроки, правильно, в такой клуб идут либо чтобы причинить боль, либо чтобы ее получить. Запретное удовольствие, вспомнил он слова Лорда, все ещё звучавшие сладким шепотом в сознании. В отсвете софита блестели цепи, удерживающие девушку на месте под взглядами десятков человек, раскрытой, обездвиженной, изумительно слабой…
- В чем прикол? – поинтересовался Юроки у Зарги, который молча наблюдал рядом.
- Беспомощность. Абсолютная власть другого человека над тобой. Ну и зрители, конечно. Девочек заводит, что на них смотрят. Это, кстати, Сейра, она тоже у нас работает. А это, - Зарга указал кивком на поднявшуюся на сцену девушку с длинными алыми волосами, затянутую в черную кожу так, что не видно было ни одного обнаженного участочка ее тела. И вместе с тем она казалась абсолютно голой, даже больше, чем Сейра в одном белье. На бедре у нее был длинный кнут, ремешки которого покачивались в такт бесшумным шагам, – это ее Госпожа.
Юроки сглотнул и про себя подумал, что такую он бы в постель затаскивать не рискнул. Уж очень опасно выглядел стальной каблук длиной сантиметров в пятнадцать.
- Прилюдные порки?
- Осуждаешь?
- Да нет… впервые вижу вживую.
- Ну тогда смотри… Привыкай.
Юроки не совсем понял, к чему эти слова, и продолжил наблюдать. Просто порка на сцене. Одна симпатичная девушка выпорет другую на потеху публике. По спине пробежали мурашки. Стало не по себе. Вот тонкое черное кнутовище легло в затянутую кожей изящную ладонь. Вот с шелестом, отчетливо слышным в тишине зала, на пол упало жесткое плетение кнута.
Чтобы ударить кнутом, нужно много сил, и даже палач за час наносил не более тридцати ударов… Ну, это конечно не казнь, и эта красноволосая Госпожа не палач. Тут всё не всерьез, не взаправду. Игры, призванные завести толпу и самих девочек. Конечно же, кнут не настоящий…
Раздался сухой холодный свист. Юроки видел, как началось это движение – с ног, за ними бедра, тело, плечи, руки. Словно волна прошла, вслед за кнутом взметнулись алые кудри, закрыв на мгновение красивое лицо. Удар всем телом, и чуть повести рукой, чтобы наверняка рассечь кожу. Ни единой эмоции не было на красивом лице. Сейру выгнуло в цепях, она сдавленно застонала, когда плетеная кожа прошлась по ее спине резким ударом, руки сжались в кулаки, вне всякого сомнения, ей было больно, и это были не шутки.
Акустика зала позволяла слышать даже на таком расстоянии от сцены свист кнута, звук его соприкосновения с кожей. Если бы Юроки был еще ближе, он бы, наверное, услышал и влажный треск, с которым кожа лопается под безжалостными ударами, и то, как капли крови, падают на пол сцены. Он боялся дышать, не желая нарушить тишину. После каждого удара раздавался стон, в котором боль и удовольствие присутствовали в равной степени.
После четвертого удара белоснежные волосы распустились, закрыв от истязательницы тонкую спину шелковой завесой. Тяжелый вздох облегчения, шелест и стук отброшенного кнута, тонкие руки в перчатках прошлись по телу, срывая белье. Юроки ощутил, как у него всё сильнее краснеют щеки – зрелище не оставило его равнодушным. Блеснули зажимы, звякнула цепочка, когда Госпожа легким привычным движением зажала Сейре соски.
- Блин, это же больно… - поежился Юроки, глядя на медленно скользящие по груди капельки крови.
- Смеешься? Это так, приправа к основному блюду.
- Уж кому как не тебе в этом разбираться, верно? – раздался сбоку тихий голос. Агвейн оглянулся, и взгляду его предстал человек, которого он совершенно не ожидал здесь увидеть. Роктис Кравеи. Официально - владелец сети ресторанов. А на самом деле вся наркомафия города приносила деньги именно ему. Все об этом знали и все молчали, держа в зубах по приличной пачке купюр. А кто не молчал, тех находили очень нескоро, а иногда не находили вовсе.
- Что ты здесь делаешь? – нахмурился Зарга, сжимая кулаки и выпрямляясь, – ты в черном списке клуба, тебя не должны были впустить.
- Мы это замяли, – довольно улыбнулся Кравеи, – осталось только решить пару вопросов конкретно с тобой. Раз уж мой ошейник ты не снял и новым не обзавелся, не смей открывать рот, пока я тебе не позволил.
Юроки ощутил, как у него медленно, но верно закипают мозги.

@темы: fan: fiction, character: other, character: Seira J. Roirad, character: Raskreia, character: Rai | Cardis Etram D. Raizel, character: Rael, character: Lord, character: Karias, character: Frankenstein | Director Lee

Комментарии
2013-12-09 в 21:00 

БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
:hlop: Интересная АУ-шка. А продолжение будет?

2013-12-10 в 01:37 

Roctis Kravei
Лучше стыдно, чем никогда. *Ответственный за NС-часть*
БК-тем, разумеется да. каждую неделю будет выкладываться по одной главе, в зависимости от написания-редакции.

2013-12-10 в 02:02 

БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
каждую неделю будет выкладываться по одной главе, в зависимости от написания-редакции.
Это просто здорово))) Буду ждать)

2013-12-11 в 18:17 

Red_John
Designed and directed by his red right hand.(с) | Ksanira
мне уже нравится Х)) отлично вписаны персонажи)
подсказку в студию - Госпожа Сейры это ведь не ОЖП? *подозрения*

2013-12-12 в 01:25 

Эльвер
Through strength I gain power
Red_John, как читавший продолжение на 20 с лишним глав, позволю себе небольшой спойлер - там вообще нет ни одного неканоничного персонажа)

   

Cardis Etram D. Raizel

главная